Профессия коуча

19 января, 12:43

коучинг,профессия коуч,интервью

Интервью с Анной Лебедевой, сертифицированным мастер-коучем. Анна - МCC ICF, PCC Assessor, старший тренер, директор Международного Эриксоновского Университета коучинга.

Беседовала Вероника Заец:

Анна Владимировна, вы развиваете коучинг в России уже 18 лет. Можно ли сегодня сказать, что русскоязычные клиенты понимают, кто такой коуч и в каком случае имеет смысл обратиться к нему за помощью?

Я хочу начать ответ с данных  среди клиентов, которое проводила компания PriceWaterhouseCoopers в 2020 году. Были проведены опросы среди менеджеров среднего звена от 18 до 60 лет, работающих в крупных компаниях. Только половина опрошенных знали о существовании коучинга как такового, остальные - не знают такого слова. Но даже и знающие люди путают коучинг с  соседними дисциплинами. 17% сказали, что коучинг – это психологическое консультирование. Часть спутала коучинг с менторингом. Часть отнесла к коучингу деятельность тренеров и бизнес-спикеров. Это означает, что миссия ICF и Эриксоновского Университета по просвещению аудитории только начинается. Казалось бы - мы работаем так долго и так активно, но в масштабах индустрии мы находимся на этапе формирования, калибровки и информирования о себе.

Если же отвечать на вопрос с перспективы клиента, то мы можем понять, что стоит обратиться к коучу, если человеку хочется создать свое видение будущего и продвинуться вперед или вовлечь свою команду в масштабные изменения будущего, собрать ее вокруг цели. Коуча привлекают руководители, когда видят большой потенциал в ком-то из сотрудников и хотят дать ему возможность “прокачать” стратегическое мышление, навыки управления командой и работы с клиентами.  

Сейчас профессию приходит много людей, но остаются в ней только те, кто смог создать для себя практику, люди, которые смогли эту услугу предлагать на рынке и получать клиентский поток в разных специализациях. Коучи решают для себя вопрос специализации  по-разному. Кто-то профилируется в коучинге переговоров, кто-то в коучинге команд. Я, например, как коуч работаю с первыми лицами, членами правления. Это определяет то, что  у меня гораздо меньше частных клиентов, буквально 20%. Кто-то другой специализируется на семейном коучинг или коучинге продаж – все зависит от индивидуального опыта и интереса специалиста. 

Каким образом клиент может оценить профессионализм коуча? На этапе предварительного поиска и непосредственно на сессии. 
У профессионализма есть формальные и неформальные признаки. Формальные  – наличие профильного образования и сертификации ICF. К неформальным мы можем отнести те, которые заметны уже на самой сессии - это соблюдение компетенций ICF. Раньше их было 11, теперь 8 ключевых признаков, по которым мы можем определить профессионализм коуча. Это и глубокое слушание, и правильные вопросы, и формат обратной связи. Полный список легко можно найти в открытом доступе, каждый сертифицированный коуч не только знает их наизусть, но и работает годами над их глубинным пониманием и реализацией в контакте с клиентом. 

Где стоит учиться коучингу, как найти “правильную” образовательную программу?
Качественное обучение коучингу проводят организации, которые получили аккредитацию либо в международной федерации коучинга, либо от независимой комиссии, которая работает над выдачей права на сертификацию коучей. Для этого нужно предоставить  программу обучения и аудиозаписи сессий своих выпускников. Те школы, которые в международной федерации коучинга получили возможность выдавать диплом Accredited Coaching Training Program (ACTP) - однозначно хорошие. А дальше человеку необходимо выбирать, какая из этих организаций больше соответствует его целям и задачам в жизни и его пониманию такого места, в котором ему удобно учиться. У каждой коуч-школы своя душа, свой подход, свои ценности и философия в рамках общей философии ICF. 


Кто приходит обучаться коучингу в МЭУк?
Коуч – это профессия взрослого человека, уже получившего первое высшее образование, поработавшего в какой-то сфере и что-то о себе понявшего. Профессиональное коучинговое образование – не дешевая услуга, поэтому наши слушатели социально адаптированы, имеют хороший доход и чаще всего работают на руководящих должностях или в своем бизнесе. Когда человек приходит учиться коучингу, часть, которая касается намерения развивать людей, в нем уже присутствует, но не хватает технологии, навыков. В Эриксоне мы даем очень много высокотехнологичных методов, к которым человек может добавить свое изначальное намерение, и тогда, если по окончании программы он захочет остаться в этой области, он сам усилится как профессионал и будет заниматься развитием потенциала других людей. 

Примерно 50% наших выпускников не идут по стопам взращивания себя как профессионального коуча. Они становятся профессиональными заказчиками коучинговых услуг. Уже к середине обучения на базовой программе они говорят, что у них повысилась эффективность на текущей работе, их привлекают к новым проектам и номинируют на повышение. Они начинают активнее демонстрировать свою ответственность и компетентность, им дают больше полномочий. Либо они ищут более подходящую себе по ценностям компанию, переходят на другое место работы, потому что узнают, что развитие может происходить не через карательные меры и обесценивание, а через поддержку, уважение и радость от работы. 

Тех же слушателей, которые выбрали для себя коучинг как новую профессию, наш Университет может “сопровождать” 2-3 года, предлагая различные программы и тренинги повышения квалификации. В любом случае, по окончании базовой программы “Наука и искусство коучинга”, каждый слушатель не только владеет технологией работы, но и имеет часы реальной практики и понимание философии и этики коучинга. 


Как вы можете прокомментировать разработку государственного стандарта профессии “коуч”? Изменится ли индустрия, если он будет принят? 
Действительно, уже длительное время идет разработка государственного стандарта профессии. Я вхожу в рабочую группу, которая участвует в этом процессе, наряду с множеством коллег, лицами коучинга в России. Для нас, как для практикующих специалистов, важно, чтобы стандарт, который будет принят, соответствовал основному пониманию профессии коуча именно теми людьми, кто эту профессию в стране представляет.  Множество лет индустрия работает по международным стандартам ICF, которые нам хотелось бы привнести и в госстандарт. Нам очень важно, чтобы государственный стандарт коучинга соответствовал тем требованиям, которые мы уже друг другу предъявляем при нашем развитии и росте. Хочется, чтобы коучинг был отдельной дисциплиной, а не терялся в общем разделе “помогающие профессии”. Конечно, мы примем и адаптируемся к любому решению госорганов, но хотелось бы, чтобы это было именно так. 

Во всех странах, в которых устанавливался государственный стандарт профессии “коуч”, индустрия только выигрывала. Вузы начинали поставлять специалистов на рынок. Для нас очень важно, чтобы коучинг оставался краткосрочной профессиональной специализацией, а не программой базового обучения на бакалавра или магистра. Коуч учится на практике, а не на теории. Менторинг, супервизия - это то, что сопровождает коуча на протяжении всей его карьеры. 

Мы проживаем удивительный год, который принес нам проблемы, с которыми человечество не сталкивалось очень давно.  Каков коучинг 2020 года? Есть ли в нем особенности?
Если мы говорим про пандемию, то в ее разгар я встречала очень много предложений бесплатной психологической помощи людям, переходящим через порог кризиса. Она действительно была нужна людям, которые находились острых ситуациях. Коучи не работают с кризисами. Коуч создает возможности для визуализации будущего в режиме высокой неопределенности. Наши ожидания не совпадают с реальностью, что не отменяет важности планирования. Когда очень много разнообразных изменений происходит в твоей жизни, работе, семье, то очень важно формулировать свои цели поточнее. Если все равно все меняется, то чего я хочу? Тому человеку, у которого нет цели, в период кризисов легче всего потерять все опоры. Человек, который имеет свои цели, понимает, что он становится ограничен именно в средствах достижения этих целей, и ему необходимо творчески искать их.  Наш второй модуль обучения как раз посвящен поиску ответов на творческие вопросы, как план может пойти не так, и что мы можем делать, каков будет сценарий номер 2-3 и так далее. Этот год именно про то, что все время нужно искать новые методы, ресурсы, все время заниматься поиском. Вторая история – коучинг помогает не перекладывать свои сложности на других людей, создавая с ними уникальные партнерские, теплые, дружеские отношения. 2020 год показал, с кем нам по дороге. У нас уже нет ресурсов, которые мы бы отдавали на токсичные  отношения. Компании и люди начинают фокусироваться на том, что имеет определенную важность. Очень многое наносное, навязанное рекламой ушло из жизни, осталось то, что было важным и до пандемии, сейчас оно приобрело ключевое значение. Фокус внимания в работе коуча сейчас особенно направлен на глубинные ценности клиента. 


Мы начали разговор с того, что представления о коучинге далеко не всегда совпадают с тем, чем он является на самом деле. Если бы в вашей власти было представить общественности какой-то образ, с которым бы коучинг ассоциировался, кто или что бы это было? 
Мы сейчас потребляем много сериалов, и мне очень нравится, что у героев-коучей я вижу сертификат Эриксоновского Университета на стене в кабинете. Мне бы хотелось, чтобы коучинг стал центральной темой какого-то сериала. Это была бы смесь “Миллиардов”, “Форс-мажоров” и фильма “Мирный воин”. Коучинг - это всегда путь, и специалиста, и его клиента. Мне бы хотелось показать путь героя, его трансформацию и рост. В роли коуча может быть и старший коллега (как Харви Спектор), и консультант, и мудрый старец, с которым герой беседует о своем пути. Постепенное захватывающее движение, где зрителю интересно понять, как же герой теперь со всем разберется и справится. К концу сериала он уже такой мощный лидер, который сам себе может быть коучем, и уже  он задает окружающим сильные коучинговые вопросы. Я бы с радостью поучаствовала в создании такого сериала :)

Теги:
коучинг

профессия коуч

интервью